На других сайтах

Новые фотографии



Марш Ош - Хорог - Ишкашим

 

       Перед вами – журнальный, сокращенный вариант Памирского марша 860 ОМСП. Самое главное – не хватает Ваших воспоминаний об этом марше.  Здесь указаны пункты перехода через Памир, высоты, трудности, приведены отдельные воспоминания участников марша, чтобы Вам можно было легче ориентироваться. Некоторые воспоминания специально пока не вносил, так как жду Ваших воспоминаний, чтобы можно было обобщить, систематизировать материал. Проявляя мужество и героизм,  Вы прошли Памир, прошли эту дорогу, прошли по тем высотам, по которым еще не проходила ни одна армия мира. Об этом должны знать и другие, в нашей памяти многое стирается. Боевую книгу полка мы пишем вместе, поэтому, ждем  Ваших воспоминаний.  Будем читать, согласовывать с Вами, чтобы это осталось в памяти наших детей, внуков, чтобы они, через десятки лет смогли сказать: « Тогда, в 1979 году, мой дед, как герой, прошел ВЕСЬ Памир с боями! Это необходимо для поколений!

        Пусть Вас не смущает текст, будем корректировать, мы были не писателями, а были солдатами СССР!

Николай Белашов – бывший пропагандист 860 ОМСП

 

Памирский марш: Ош – Хорог - Ишкашим


        «Мы покорили тебя, Памир!», «Для советского солдата нет преград!» - такие надписи оставили наши солдаты на скалах Памира.

        Солдаты и офицеры 860-го отдельного мотострелкового Псковского Краснознаменного полка, впервые в истории войн и военного искусства, осуществили переход по Восточному Памиру в декабре 1979 года. Таких переходов еще не осуществляла ни одна армия мира.

      В декабре 1979 года, впервые в истории войн и военного искусства, 860-й отдельный  мотострелковый Псковский Краснознаменный полк под командованием подполковника Кудлая В.С.  совершит переход по восточному Памиру Ош–Хорог, преодолев 11 горных перевалов, не потеряв за    марш ни одного человека. Затем, 3 января 1980 года - 108 километровый марш по западному Памиру и остановится на границе    с Афганистаном в п. Ишкашим. Получив боевой приказ, 10 января 1980 г. перейдет государственную границу СССР, и с боями,  в течение 18 дней будет идти по западному Памиру в направления столицы Бадахшанской провинции Афганистан – Файзабад, куда войдёт 28 января 1980 года. До этого ни одна армия мира не осуществляла маршей на такой высоте, тем более, в составе мотострелкового полка.


В истории Вооруженных сил  было несколько высокогорных переходов.

       Самый знаменитый совершил Александр Васильевич Суворов при переходе через Альпы, который вошел во все учебники.За этот переход фельдмаршал А.В. Суворов станет генералиссимусом, удостоится самых высоких почестей.

        Переход совершен 10 (21) сентября – 27 (8 октября) 1799 года, при этом армия пройдет около 300 километров, преодолеет семь горных перевалов, в том числе, самый высокий и сложный 25 сентября (6 октября) – Рингенкопф (Паникс, 2407 метров). При переходе через этот перевал погибнет более 200 солдат. В пропасти будут брошены все орудия, иначе не выйти, это  горы, не привычные для русского солдата.

       Захваченные в плен 2814 французских солдат шли по снегу в мороз без сапог, которые забрали русские солдаты, сапоги которых давно износились.тБольше половины их умрет в пути от обморожения, истощения. Это – суровая реальность войны, но Суворов А.В. спасёт  русскую армию.

        В целом, за швейцарский поход, из 21 тыс. армии,  потери Суворова А.В. составят порядка 5100 человек, из них погибнет, разобьётся при переходе более 1600 человек, около 1000 раненых будут оставлены в Швейцарии, остальные потери – в боях…

        Суворов А.В. – на мой взгляд, первый российский воин-интернационалист, который защищал с русской армией интересы других стран, прежде всего, Австрии. Это совершенно не нужные для России потери, хотя действительно беспримерно героический переход. Такого перехода не могла совершить ни одна армия мира, кроме русской.  Решение об участии в ненужной для России 2-й антифранцузской  коалиции принимали российские государи Екатерина,  Павел I, кровью за это расплачивалась  русская армия.

        В истории Советских Вооруженных Сил было три высокогорных перехода, причем два из них носили совершенно секретный характер. Первый был  осуществлен летом 1937 года, когда из Подмосковья эшелоном до Канта (под Бишкеком, столицей Кыргызстана), а затем своим ходом в Синьцзянский военный округ (Китай)  была переброшена рота колесно-гусеничных танков БТ-7 под командованием капитана И. Хорькова.

Второй протяженностью около 300 километров – переход Большой Хинган, самые большие высоты – 1200 и 1500 метров, совершен в годы Второй мировой войны, в августе 1945 года. Это – самый высокогорный переход Советской армии до этого времени в таком составе, его совершали части и соединения 6-й танковой армии.

        Задумаемся над такими фактами, цитирую с сокращениями по справочникам, систематизировав данные. К исходу 10 августа 1945 года главные силы 5 гвардейского танкового и 9-го гвардейского механизированного корпусов 6-й танковой армии втянулись колоннами в предгорья Большой Хинган. Впереди перевалы Корохон и Цаган – Дабо.

        Трое суток длилась титаническая схватка воинов с горными хребтами Большого Хингана! Почти 300 км пробивались танкисты все выше и выше и, наконец, достигли перевалов. Невероятное зрелище – танки выше облаков, на высоте 1200 - 1500 метров.

        Приказом Верховного Главнокомандующего от 23 августа 1945 года, за отличные действия при форсировании Большого Хингана полки и дивизии получат почетные наименования «Хинганских»: 243-я Никольско-Хинганская Краснознаменная стрелковая дивизия, 17-я Гвардейская Духовщино – Хинганская  Краснознаменная ордена Суворова 2-й степени стрелковая дивизия, 19-я Гвардейская Рудненско-Хинганская ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Суворова 2-й степени стрелковая дивизия, 124-я Мгинско-Хинганская Краснознаменная ордена Суворова стрелковая дивизия…

       Вот это оперативность! Этому у И. Сталина можно только поучиться. Привожу в качестве примера только стрелковые дивизии, а ведь переход совершала 6-я танковая армия. Танкисты почетных наименований и наград получили больше.

       Сколько о покорении Большого Хингана написано книг, мемуаров, в том числе прославленными Маршалами Советского Союза. Просмотрите воспоминания Маршала Советского Союза  А. М. Василевского «Солдатский долг». Прославленный Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский за Большой Хинган, за планирование операции, получит звание Героя Советского Союза. Вторую Золотую Звезду позднее, в  честь 60-ти летия.  Генерал-полковник И. Плиев, за формирование советско-монгольской конно-механизированной группы, получит вторую Звезду Героя Советского Союза, станет Героем Монгольской народной республики. В общей сложности, за 24 дня войны с Японией, 93 военнослужащих станут Героями Советского Союза, 308 тыс. будут награждены орденами и медалями, а все участники – медалью «За победу над Японией».

        Первым Большой Хинган пройдёт 14-й Гвардейский отдельный ордена Кутузова 2-й степени мотоциклетный батальон под командованием майора Плотникова Д. В. За боевые подвиги против японцев майор Плотников получит государственные награды, батальон – почетное наименование. Но, он первым прошел Большой Хинган, не получив Звезды Героя. Этот пробел в истории будет ликвидирован в 1996 году, через 51 год! Указом Президента России № 619 от 2 мая 1996 года за этот переход полковнику в отставке Плотникову Дмитрию Павловичу присвоено Звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая звезда». Всё это – заслуженная оценка подвига Советских воинов в годы Великой Отечественной войны!

        К глубокому сожалению, за Памирский переход, за покорение Памира впервые в мире в составе мотострелкового полка, зимой, при 40 градусном морозе, в тяжелейших климатических условиях, из состава 860–го отдельного мотострелкового Псковского Краснознаменного полка никто не будет даже представлен к награде. Как будто это был рядовой переход, обычное дело, об этом никто даже и не подумал Правда, летом 1980 года полк будет награжден вымпелом Министра Обороны «За мужество и воинскую доблесть при выполнении заданий правительства». Вот и всё. Ну, совершил полк марш, ну что из этого? Ни одной награды, как будто этого марша и не было.

       Третий переход связан с испытаниями боевой техники в условиях высокогорья. В соответствии с директивой Генерального штаба научно-исследовательским институтом бронетанковой техники были проведены испытания отечественной бронетанковой техники (БТТ) при эксплуатации ее в высокогорных условиях в районе Памирского тракта на участке от г. Ош до п. Мургаб. Об этих сверхсекретных испытаниях впервые в печати поведал ведущий научный сотрудник 38-го НИИ МО полковник в отставке Ефремов А.П. в статье «Танки штурмуют Памир» («Независимое военное обозрение», 24 июня 2005 г.). Замечу сразу, что это только половина пути по Восточному Памирскому тракту, при этом испытатели преодолеют самый высокий перевал Ак–Байтал («Белая лошадь») высотой 4655 метров, который в свое время предлагалось переименовать в пик танкистов, но этого сделано не было.

       Испытания проводились в августе-сентябре 1953 года, в более благоприятных условиях, чем при движении нашего полка зимой, специально подготовленными профессионалами высокого класса, испытателями боевой техники, да и привлекаемой техники были единицы. Выводы комиссии Генерального штаба сводятся к следующему - при действиях войск на высотах 3-4 тыс. 655 м необходимо производить отбор экипажей и их 10-15-дневную акклиматизацию на этих высотах. Предоставлять кратковременный отдых механикам-водителям перед преодолением трудного участка пути и во время привала, в некоторых случаях отдельным членам экипажа, по назначению врача, выдавать стимуляторы работы головного мозга.

       Другой вывод - техника и вооружение мотострелковых подразделений не в полной мере «приспособлены»  к ведению боевых действий в горах. На этом вопросе останавливаться не буду. Только отмечу, что БМП-1 прозвали в войсках «братская могила пехоты», уже в ходе афганской войны пришлось в нее вносить конструктивные изменения.

        Одновременно с испытаниями техники в условиях горно-пустынной местности, проводились и испытания на выживаемость личного состава на Памире на базе 111-го гвардейского парашютно-десантного полка (г. Ош), разведывательных подразделений 105 гвардейской воздушно-десантной дивизии (Ферганской), 860 отдельного мотострелкового полка (г. Ош).

       В 111-м десантном полку обрабатывалась идея В.Ф. Маргелова по выброске воздушных десантов с целью захвата горных высот и перевалов в случае войны. С этой целью, впервые в мире в 1967 году, в период обострения военно-политической обстановки на юге, было осуществлено десантирование 1 парашютно-десантного батальона 111-го гвардейского парашютно-десантного полка на горное плато в Алайской долине на высоте 3600 метров. За этот подвиг десантники были награждены орденами и медалями, в основном  «За отвагу», посмертно – «Красной звезды». Несколько десантников, по моим сведениям, погибли, так как внезапный ветер понес парашюты в ущелье. На такую высоту еще никто не десантировался в составе батальона с вооружением (без техники), но этот подвиг не нашел достойного отражения в литературе по причине секретности.

       О сложности боевых действий в горах говорит тот факт, что из 200 военных разведчиков 105 гвардейской  воздушно-десантной дивизии на высоту 4100 метров смогли подняться только 17 человек. В 1976 году 100-я отдельная разведывательная рота покорит вершину высотой 4644 метра, дав ей название – пик ВДВ.

        Зимой 1976 года  военно-медицинской академией им. С.М. Кирова проводились секретные испытания на базе 2 МСБ 860 ОМСП (командир батальона капитан Зимин Е.Ф.) в Восточном Памире на высоте 3600 метров, участником которых был, на предмет адаптации военнослужащих к боевым действиям в условиях горно-пустынной местности. Мероприятия проводились под видом испытания новых образцов формы одежды для ВС СССР.

Самый главный вывод – россияне медленно адаптируются к условиям высокогорья. Необходима акклиматизация личного состава на высотах свыше 3000 метров в течение не менее 15 дней, оптимальный период акклиматизации – один месяц. В качестве рекомендаций – производить индивидуальный отбор военнослужащих в части, предназначенные для ведения боевых действий в условиях Памира. Отбор желательно производить из числа лиц, проживающих в аналогичной местности.

       Всё вышеизложенное лишь свидетельствует о сложности горной подготовки, адаптации организма, не каждый может такие высоты выдержать. Эти факты только подчеркивают то мужество и героизм, которое проявили солдаты и офицеры 860 ОМСП при покорении Памира.

… 860 – й ОМСП дислоцировался на юге Киргизии, в г. Ош. Этот прекрасный город был по сути дела военным городом, так как в нем было большое количество войсковых частей. Накануне марша, весь декабрь месяц, был периодом, по сути дела, подготовки к вводу войск в Афганистан.

      Все мы чувствовали, что скоро уйдем, но куда – не известно, ходили слухи – на границе с Китаем тревожно, поэтому, проводится подготовка к большим учениям. Существовала легенда: «Должны выйти на советско-китайскую границу, пострелять вдоль границы, показать свою мощь и вернуться обратно».

       14 декабря 1979 года в полку введена  боевая готовность – «повышенная». Офицерский состав перешел на казарменное положение, немного спустя полк стал пополняться приписным составом из запаса.

       15 декабря – боевая готовность «Военная опасность». Военные комиссариаты Ошской области стали работать днем и ночью, обеспечивая поставку военнообязанных и техники из народного хозяйства. Их размещали на месте нашего прежнего расположения, про себя мы их называли  «партизанами».  Поставки приписного состава в войска в таком объеме военные комиссариаты выполняли впервые и не были к этому готовы, чему способствовали как объективные, так и субъективные причины.

        Основная причина - на юге Советского Союза было сосредоточено большое количество боевых войсковых частей,  на укомплектование которых по штатам военного времени требовалось большое количество военнообязанных запаса, прежде всего, по качественным характеристикам, по прямому штатно-должностному предназначению: механиков-водителей БМП, танков, наводчиков орудий, снайперов  и т.д. Вместе с тем, на службу в ряды Вооруженных Сил военкоматами области призывники направлялись служить в основном в строительные части, в результате, готовить качественные приписные ресурсы из них военные комиссариаты не могли. Переподготовки военнообязанных запаса, отвечающей требованиям времени, не было.

        Опыт поставки мобилизационных ресурсов в полк показал, что подготовка офицерского состава, военнообязанных запаса, организация поставки техники из народного хозяйства, не отвечают минимальным требованиям современной войны.

      В  860 –й ОМСП было поставлено: военнообязанных из запаса – 174 чел., в т. ч.: водителей - 43, стрелков – 97, пулеметчиков– 28, переводчиков – 4, бульдозеристов -2.

        21 - 22 декабря – шла замена приписного состава, не отвечающего требованиям, а также замена поставленных, но не годных к маршу машин, и особенно - топливозаправщиков. Приписной состав распределяется по подразделениям.

       23 декабря 1979 года полк приведен в боевую готовность «Полная». Бывший кодировщик полка старший сержант запаса Валерий Кобозев вспоминает: «В своей памяти держу эту дату 03-20 утра 23 декабря 1979 г. Именно в это время меня разбудил дневальный и сказал, что в штабе связисты получили совершенно секретную кодограмму  с грифом «воздух». Такой кодограммы никогда не получал, но, знал о ее существовании. Это значило, что я должен немедленно раскодировать текст и доложить отправителю в течение 15 минут, после чего следовать указаниям в кодограмме. А там было сообщение, что в течение суток в полку должно быть снято все с неприкосновенных запасов (НЗ), и полк должен быть готов для выполнения боевой задачи. Запасы должны быть рассчитаны на длительные учения (до 3-х месяцев) окружного масштаба. Мы с секретчиком знали, что это – ввод полка  в АФГАНИСТАН, так как примерно два месяца назад  получили кодировку с картами о предстоящих учениях. А когда мы с секретчиком разложили все карты на полу в секретной части, то размах учений достигал Кабула! Вот тогда мы и стали потихоньку готовиться, только ждали сигнала. Но он, как всегда это бывает, пришел неожиданно».

       23 декабря – получаем вооружение, офицерам выдают автоматы, по две гранаты РГ- 42, это уже серьезно.

       Бывший командир 6 МСР, в то время ст. лейтенант Сергей Беликов в мой адрес написал: «Получили оружие на офицеров – автоматы (это начало наводить меня на грустные размышления), комплексы «Стрела», ПТУРСы «Малютка» на БМП. Офицерам выдали полушубки, валенки. Командиры  рот получили денежное довольствие на солдат и сержантов срочной службы за декабрь.  Часть денег успел выдать, а часть вместе с ведомостью закрыл в сейф, так и уехали.  Думал, приедем, выдам, не вышло».

       В результате – многие военнослужащие не успели получить денежное довольствие. Пострадали больше всего курильщики, военнослужащие срочной службы – сигарет не выдавали, а денег на их покупку не было. На самом деле, это – большая проблема.

        После доукомплектования приписным составом, техникой из народного хозяйства, боевой и численный состав 860 ОМСП  перед совершением марша по Памиру составил: офицеры – 221, прапорщики – 110, сержанты – 372, солдаты  - 1466.  Всего: 2169 чел. Боевая техника: танков – 54, БМП-1 – 105, автомобилей – 217, 122 мм гаубиц – 18, БМ – 21 «Град» - 9, противотанковых орудий – 9.

       Танковый батальон приписной состав не получает, значит, остается на месте постоянной дислокации, да и поднимать танки на Памир сложнее, чем БМП и БТРы.

       24 декабря полк поднят по тревоге с выходом по маршруту Ош–Хорог–Ишкашим.

       Из дневника заместителя командира разведроты по политчасти ст. лейтенанта Сергея Шлыкова: « В 2.00 подняли по тревоге.  Бежим в  танковый парк. Две БМП-1 №№ 247 и 246 не  заводятся. Начинаем таскать их по парку - завели. В этот день  дошли до п. Сарыташ, мороз где-то минус 35».

       Небольшое отступление от темы. Впоследствии, выпускник Новосибирского высшего военно-политического общевойскового училища ст. лейтенант Сергей Шлыков, в самый критический момент боя, спасая жизнь товарищей, первым поднимется в атаку. По статусу за такой подвиг положена Золотая Звезда Героя, человек шел на верную гибель ради других. Посмертно Сергей Шлыков награжден орденом Красной звезды. Почему-то в полку сложилась странная традиция – и в годы Великой Отечественной войны, и в Афганистане, ведя тяжелейшие бои, в полку нет ни одного Героя Советского Союза. Специально поднимал документы по этому вопросу, хотя подвигов, отвечающих статусу Героя Советского Союза, было много.

       Из воспоминаний жены начальника штаба 1 МСБ Юлии Павленко: «24 декабря.  Ош видимо не хотел отпускать наших мужей на войну. День с утра был серый, до этого ни одного такого дня не было. На улице холодина, минус 27 по термометру, какой-то туман, перед этим выпал снег. Мы знали, что ребята уйдут под утро, во сколько, не знали, чувствовали, что не все вернутся. Среди ночи в танковом парке начало громыхать, с трех часов ночи мы стали по очереди выходить к дороге, чтобы не пропустить колонну, было очень и очень холодно. Примерно в шесть утра на дороге показался ГАЗ-66, из него выпрыгивали регулировщики, в черных куртках, белых ремнях, с автоматами. Дорога была перекрыта для гражданского транспорта.  Через некоторое время пошел полк – бронетранспортеры, боевые машины пехоты. Все офицеры сидели на броне, как будто прощались навсегда...».

        Наш путь в Афганистан шел по Восточному памирскому тракту Ош – Хорог, протяженностью 738 км, построенному  в 1931 – 1934 гг. Дороге придавалось важное стратегическое значение, так как по этой дороге через перевалы можно попасть в Кашгарию (Китай), Афганистан и Индию. Впервые вопрос присоединения Памира к России был поднят еще в 1876 году после покорения Кокандского ханства русскими генералами.


Основные пункты на Восточном памирском тракте:

        Ош – перевал Чийирчик (2402 м) – перевал Талдык (3615 м) – перевал 40 лет Киргизии (3541 м) - с. Сары-Таш  (Алайская долина) – перевал Кызыларт (4250 м) – долина реки Маркансу («Мертвая долина», ничего не растет, даже снег не лежит) – перевал Уйбулак (4200 м) – озеро Каракуль («Черное озеро» на высоте 3914 м, наибольшая глубина – 236 м, озеро соленное, метеоритного происхождения) – перевал Ак-Байтал (4655 м – самый высокий перевал на тракте, по высоте второй в мире после Тибетского)  – перевал  Найзаташ (4314 м) – Аличурская долина – перевал Харгуш (4091 м) – перевал Тагаркаты (4168 м) – долина реки Сулу – перевал Кой-Тезек (4251 м) – долина реки Гунт – г. Хорог.

       Город Хорог находится на высоте 2200 метров. Это единственный город на Памире, столица Горного Бадахшана. Расположен в долине неподалеку от ущелья, по дну которого тянется через памирское нагорье река Пяндж. По ней с 1873 года, по договору между царской Россией и Британией, проходила граница между Российской империей и Афганистаном. Согласно русско-английскому договору по разграничению от 2 февраля (11 марта) 1895, вопреки интересам коренного населения, Бадахшан был разделён: территория на левом берегу реки Пяндж отошла к Афганистану, правобережный Бадахшан передан вассальной от России Бухаре, позднее, эта территория войдет в состав СССР.

       Общая протяженность трассы от г. Ош до афганского Файзабада примерно 1100 км. Ош – Хорог – 738 км, Хорог – Ишкашим – 108 км, Ишкашим – Файзабад – около 300 км. Так что получается 1147 км. Но цифра далеко не бесспорная, так как в ряде источников трасса Ош – Хорог  - 817 км. По спидометру у нас получилось тоже более 800 км.

       Участок Ишкашим – Файзабад протяженностью около 300 км проходит в основном на высотах 2500 - 3000 метров.

       Марш совершался в декабре. Погода на Памире в это время – лютая. Зима Восточного Памира сурова и продолжительна. Безморозовый период – 40 - 80 дней в году Общая площадь оледенения Памира составляет 8000 кв. км, количество ледников – 1085. Снег, лед держатся круглый год. Абсолютные минимумы температуры бывают в Мургабе – минус 47, Кура - Куле – минус 50 градусов, в реальности бывает и больше. Добавьте к этому свирепый ветер, снег, трескучий мороз, погода, которая меняется по минутам,  и все остальное.

        Участок Ош-Хорог водители проходят за неделю, при везении, если погода хорошая – за 2-3 дня одной машиной. В 30-е годы за три поездки по маршруту Ош – Хорог водитель награждался орденом Трудового Красного Знамени, дорога с того времени практически не изменилась. При выезде из г. Хорога установлен памятник легендарному ЗИСу – покорителю Памира.

       Вдоль всей дороги памятники. Здесь погибли пограничники 131 погранотряда, группа альпинистов из сборной Советского Союза...

        Когда-то, на пике Ленина, альпинисты – профессионалы, смогли продержаться 5 минут. Мы не профессионалы,мы солдаты, мы на высоте более 4000 метров, мы идём, выполняем приказ, продолжая боевые традиции русской армии. Кто-то меня упрекнет, что это слишком красивые слова. Нет, это действительность. Почему-то в истории долгое время считалось, что первыми колесную дорогу через перевал Талдык строили пленные австрийцы в 1916 году. Первыми прокладку Памирской дороги начали русские военные, а именно разведчик русской армии и путешественник подполковник Б.Л. Громбчевский, инженеры Мицкевич, Бураковский, подпоручик Ирмут, саперы русской армии еще в 1894 году, на 22 года раньше.

        Не обижайтесь, когда я пишу «русская армия», «русские военные» - везде нас считали русской армией, в ней служили все национальности, а позднее мы стали единой Советской Армией. Хотелось бы, чтобы в современной Российской армии были восстановлены лучшие традиции Русской и Советской армии! Именно подполковником Б.Л. Громбчевским  и его людьми были установлены первые столбы на перевале Талдык.

        Кислородное голодание, нехватка воздуха, нельзя спать, будет гораздо хуже, надо что-то делать, надо тормошить ребят – не спи…, будет плохо. Особенно боли в голове начинают ощущаться на перевале Талдык. Поднимаемся на перевал ночью, никакого отдыха. Высота более 3500 метров. Организм еще не успел адаптироваться к горам, тянет в сон… Холодина, ветер в лицо, пурга, ничего не видно, страшно, температура – минус 37- 40. Останавливаться нельзя, переключать передачу нельзя – это смерть. Тошнота, рвота, кровь из носа, ушей – все это Памир, который не каждый может выдержать, но мы должны это пройти.  Есть тоже нечего. Пайки, которые выдали, солдаты уже съели, сигарет тоже у большинства нет, надо было хотя бы что-то жевать, чтобы не спать, остались одни сухари, которых выдали по мешку на БМП (БТР), от которых «пучит» живот, резкие боли.

        Высота– 3615 метров, перевал проходит через Алайский хребет. С севера на перевал – впечатляющий серпантин, вверху облака, дорога с высоты как тоненькая змейка, с непривычки очень страшно смотреть вниз, машины – как маленькие точки, ползущие вверх. На южной стороне дорога плавно переходит на один из самых коварных перевалов 40 лет Киргизии (3541 м) и с него спускается в поселок Сары-Таш («Серый камень»).

        На перевале Талдык многие молодые солдаты испугаются, ведь они впервые оказались на такой высоте, будет очень тяжело, при 70о кипит вода, которой нет, у многих нет пайков, съели, тылы тоже тянутся, там тоже люди, когда будет горячая пища – неизвестно. Поднять 20 – ти литровую канистру с водой солдат не может, он сам еле движется. И вот на этой высоте, заместитель командира полка по вооружению майор Никитин Валерий Николаевич, сняв полушубок, будет сам таскать воду в канистрах, чтобы залить в радиаторы, чтобы помочь молодым солдатам. Как ему это давалось, как он сам задыхался от нехватки воздуха, сколько раз в изнеможении падал, мало кому известно.…

       Не знаю, сколько пришлось проехать на Памире командиру полка подполковнику Кудлаю В. С., но его БРДМ под номером 777 (в Оше номер части – 77701), появлялся в самых неожиданных местах. И уже позднее, в военном городке в Афганистане, в Файзабаде, новый командир полка полковник Арутюнян А. Т., поставит этот БРДМ в качестве памятника машине, на которой командир первым в истории Вооруженных Сил  покорит Восточный Памир. Вместе с ним пройдет весь Памир представитель штаба КСАВО полковник Теодорович В.А.

       С большой любовью все офицеры и солдаты полка вспоминают заместителя, а впоследствии и командира полка полковника Арутюнян Артуша Татевосовича. Усатый майор на марше появлялся в самые трудные минуты, очень любил и берег солдата. И даже впоследствии в боях он говорил:"Как я приеду домой, если потеряю в бою солдата, что я скажу родителям." Солдаты были для него как сыновья, которые тоже ждали отца с этой войны. Его слова "Сынок, не спи!", "Сынок, давай, надо!" - запали навсегда в сердца многих. Все знали его взрывной характер, но быстро отходил, солдаты и офицеры его любили, все шли с просьбами к нему. Кусок хлеба не лез ему в горло, если солдат был голоден, поэтому, хлеба горбушку, несмотря на полковничьи погоны, а впоследствии и генерал- майора , всегда делил пополам, все об этом знают. И, по моему, ни один ветеран полка, ни один солдат, ни один офицер оспаривать не будут.

        Кто бывал в горах, особенно на Памире, тот поймет, что значит такой переход. Шли без остановок. На коротких привалах хотелось развести небольшой костер, но не было даже для этого сил, а порой и возможностей. Хотелось отогреться от холода, но дров не хватало, тылы, хотя они делали все возможное и невозможное, отставали. Механики-водители боевых и транспортных машин научились разогревать мерзлый хлеб, консервы из сухого пайка на двигателях, а большей частью ребята ковыряли мерзлые рационы ножом.

       Спали в боевых машинах по 1 - 2 часа, да больше никто спать и не смог бы от холода. Остывал двигатель машины - и от холода некуда было деваться, для такой походной жизни мы оказались пока не подготовленными. Натягивали на себя на ночь все возможное - одеяла, брезент, но все равно просыпались, бегали вокруг машин, чтобы согреться А днем, разогревшись от работающего двигателя, механики-водители, которым на марше доставалось больше всех, нередко засыпали. И на маршруте движения, на обочинах, в кюветах стояли, а порой лежали боевые машины. Экипаж натягивал слетевшие гусеницы, а механик-водитель спал. Его необходимо было беречь, от него зависела наша судьба. И на вопрос: «Что случилось?», обычно слышали в ответ: «Заснул водитель». И все было понятно.

       Нельзя спокойно вспоминать прохождение памирских перевалов. Высота, не хватало воздуха, дорога - лед, в глаза - снег... В каждом экипаже, в готовности спустить горные колодки на цепях под задние колеса машин, чтобы в случае вынужденной остановки она не поползла вниз, находились ребята. А вниз - это, в условиях Памира, движения большой колонны и чья-то смерть: ведь летящая в километровую бездну машина, как правило, увлекает за собой и другие, ползущие по горным серпантинам.

        На БТРе, где я находился, замкнуло электро¬проводку, и при подъеме на перевал Талдык экипаж в условиях ночной тьмы оказался без света. Нельзя было остановиться, сзади ползли другие машины, дорога слишком узка, чтобы можно бы¬ло разминуться и объехать наш БТР. Водитель бронетранспортера, молодой солдат, испугался, и тогда за управление машиной сел начальник штаба 1 МСБ  старший лейтенант Валерий Павленко. И он поднимал БТР на этот перевал без фар, нарушая все существующие и несуществующие инструкции, вплотную приблизившись к другому бронетранспортеру, чтобы хотя бы можно было ориентироваться по его светящимся задним габаритным огням.

       Мои ноги находились на плечах Валерия, и, в зависимости от поворота серпантины, я топал ногами по его плечам и кричал: «Поворот налево/ направо, крутой».

        И, остановившись за пройденным перевалом, Валерий только тогда скажет: «Не могу больше, руки не слушаются, кажется, будем жить, давай поспим часок». Стресс прошел, а в стрессовых ситуациях человек делает порой невозможное, что и было сделано Валерием Павленко.

        Проходим перевал Талдык, плавный небольшой спуск и мы на перевале 40 лет Киргизии, высотой 3513 метров. Идём ночью, пурга, ориентируемся по габаритным огням боевых машин, холодина. Перевал очень коварный, дорога прямая, затем – резкий поворот, близко прижимается к скалам. Перевал имеет две седловины, скальную и снежную – в любой момент может начаться сход снежных лавин, не исключены и камнепады.

        Больше всех при нашем движении по памирской дороге  к Файзабаду доставалось ремонтной роте, которой командовал ст. лейтенант  Владимир Панков. Техника отставала, не выдерживала этих высот, люди держались в неимоверно тяжелых условиях, много было солдат, ни разу не бывавших на Памире, некоторым было плохо. Владимир Панков вспоминает:

«В составе замыкания с основной частью ремонтной роты двигались по известному маршруту Ош – Хорог - Ишкашим. Буквально через 50 км пути мой личный состав роты увеличился на треть. При этом техника, оставленная подразделениями замерзала, водители не имели ни сухого пайка, ни средств для обогрева. Ведь был конец декабря и это Памир. При прохождении перевала 40 лет Киргизии нашу колонну в двух местах разрезало снежными лавинами, приходилось тягачами и просто лопатами расчищать завалы. А это была глубокая ночь, сильный ветер и мороз, минус где-то 40, даже больше. Когда мы, наконец, добрались до большого привала в Сарыташ, нас ждал ещё один сюрприз – технику, в основном БМП, заправили топливом с водой, и естественно, топливные системы замёрзли. У нас в составе замыкания была всего одна водомаслогрейка на 1500 литров  воды.

       До утра разогревали машины, люди были измотаны до предела, да ещё когда мы прибыли в Сарыташ, то горячей пищи не досталось. Ну,  а затем продолжение марша и впереди перевалы высотой свыше 4000 м, а перевал Ак-Байтал перед Мургабом  4655 м. Моим механикам танковых тягачей приходилось по нескольку раз поднимать БМП на перевалы, а затем спускать на двух гибких тросах. Вода в системе охлаждения кипела при температуре 70 гр.С, её выбрасывало из радиаторов машин, а где взять её на перевале, мы об этом тогда не думали, и нам некому было подсказать. Я сейчас поражаюсь стойкости и мужеству наших солдат, все это выдержавших».

        Тылы отстают, горячей пищи пока нет, холодина. Дров на Памире тоже нет. Если горит небольшой костер – десятки рук хотят прикоснуться к его теплу, хоть немного согреться. Воды нет, греем в котелках В топку незаметно от политотдела пошли и ленинские комнаты. Как пропагандист полка делаю вид, что не замечаю этого, главное - люди. Спасибо им, ленинским комнатам, они свою задачу выполнили полностью, своим теплом согрели нашего солдата. Снега много, очень много, холодина и сильный ветер. Курить тоже нечего. Глубокая ночь,  спускаемся с перевала – и перед нами Сары- Таш, здесь привал.

       24 декабря дошли до поселка Сарыташ. Ребята «выползали» из боевых машин и буквально падая в снег, засыпали. Бывший командир 2 взвода 4 МСР ст. лейтенант Николай Домбровский вспоминает: «Памирский марш забыть просто невозможно… Дорожные условия были очень сложные, гололёд, мороз, пурга. Ночью прибыли в Сары-Таш, там стоял наш караул, начальник  караула прапорщик Титов встретил нас.

       Было очень много снега, сильный мороз, ветер, палатки ставить было невозможно, у меня не получилось. Люди просто падали от усталости, палатки сдувало ветром. Уложить отдохнуть старались механиков-водителей. В 2 часа ночи ушел в караульное помещение, мест там тоже не было, еле втиснулся. Оказалось, ночью я своими валенками запихал заместителя командира полка, тоже не маленького роста, майора Арутюнян А.Т., под кровать.

       Утром своего взвода найти не мог.  В памяти отложилась ночь, пурга, холод, а здесь – палатки натянуты, в палатках топятся буржуйки, тепло. Все это было сделано без меня, благодаря моему зам. комвзводу сержанту Юлдашеву. Такими солдатами можно только гордиться.

       Первые поломки машин начались в Сары-Таш, когда заправили соляркой с водой. С 1 МСБ проблем не было, во 2 МСБ на трех БМП замёрзла топливная система, 3 МСБ практически встал»

       По воспоминаниям механика - водителя БМП -192  Валерия Верещак: <<Водой заправилась 8 МСР, кроме одной БМП, а весь остальной состав батальона пошел на Хорог. При заправке я увидел, как из заливной горловины вытетали брызги и замерзали на броне. А когда вытащили заливной пистолет, шла вода. Этот момент у меня перед глазами.
В Хорог 8 МСР пришла после всех>>

        Только затем, кому досталось топливо с водой, угорали от копоти, техника выходила из строя, случайно обошлось без жертв. Механиков-водителей БМП в буквальном смысле вытаскивали из машин и откачивали, их рвало, пена с кровью, но ребята выполняли свой долг. Сзади шло техническое замыкание, но оно всю технику уже тащить не могло.  К сожалению, так было, хотя топливо получили с армейского склада.

        Переход через Памир…. Холодина – в среднем минус 40 и больше. Страшно смотреть, как по серпантинам ползла военная техника, грозно урча, часто из-за пурги не видя даже дороги…. И кто знает, сколько раз ты мысленно простился с жизнью, смотря на плавающие ниже тебя облака.  Нельзя остановиться при подъеме на перевал, это смерть, нельзя переключаться на другую передачу – это тоже смерть. Погибать тоже нельзя – погибнут идущие следом за тобой другие. Какой бы не был мороз, на броне в готовности бросить бревна под колеса, чтобы машина не поползла вниз, экипаж. Эти бревна «святые», солдат их не бросит на марше в огонь, это – жизнь.

       25 декабря полк дошел до Мургаба. Поселок Мургаб имеет свою историю. Здесь прошло становление известного белого генерала Н.Н. Юденича – в то время подполковника русской армии, начальника штаба Памирского отряда. А в центре Восточного Памира штабс-капитан А.Г. Серебренников из отряда прославленного полковника Ионова, впоследствии генерала, в 1892 году построил земляной редут с пулеметами «Максим». Укрепление в свое время назвали Памирским постом, позднее - поселок Мургаб, расположенный на высоте 3658 метров. Мургаб – в переводе с тюркских языков означает «гиблое место» - высокогорье, авитаминоз, болезни, головокружение, не все так просто …

       В полку была хорошая традиция – вождения, стрельбы начинались с офицеров. В результате, на марше, механиков-водителей часто подменяли офицеры. Сергей Беликов вспоминает: «Механиков-водителей подменяли офицеры, а механиков старались привлекать только для проверки состояния техники.  Многие из них только прибыли из учебного подразделения, не имели достаточной практики вождения БМП, тем более, в таких сложных условиях. На одном из участков трассы БМП перевернулась на башню, но никто, к счастью,  не пострадал. В  Мургабе из разговоров узнал, что температура ночью минус 50, меховую шапку продувало насквозь».

       26 декабря – первый настоящий привал, когда можно было умыться, побриться, отведать горячей пищи, даже первое и второе, кисель. Сегодня – день отдыха, иначе, больше не выдержать. Техническое замыкание прибудет неизвестно когда – после заправки техники соляркой с водой в Сары-Таш, её в буквальном смысле приходится тащить на себе. День прекрасный – светит солнце, невероятная белизна от снега, как будто и не было пурги, резко потеплело, ровные ряды армейских палаток, горят буржуйки, в палатках тепло, солдаты улыбаются, угощают чаем. Стоят машины с водой – можно помыться. Офицерская столовая для офицеров управления, первый раз вместо котелков – чашки. Офицеры подразделений питаются уже по привычке вместе с солдатами, складывается войсковое братство. На полную мощность работают полевые кухни, они уже научились готовить пищу прямо на марше. Это - труженики, которым достается не меньше, чем нам. Многие спят, сидя в кабинах. Главное – накормить личный состав – и вперед, обгоняя колонну, до следующего привала, чтобы накормить солдата горячим.

       Среди солдат - неугомонный заместитель командира полка по тылу майор Терещенко Владимир Моисеевич, предлагает солдатам добавку, улыбается. Лицо сгорело от ветра, через трещины проступает кровь, сказывается высота. Трудно, очень трудно пришлось всем, тыловикам достается не меньше, а порой и больше... Но улыбается, как улыбаются и почерневшие за марш, уставшие от такого перехода солдаты, смеются над тем, как было тяжело,и, кто как себя вел, хорошее настроение. К сожалению, Памир сказался, сердце не выдержало. Владимир Моисеевич скончался на гражданке, все последние дни перед смертью мечтал встретиться с однополчанами, с теми, с кем прошел суровый памирский марш, оставшийся не заживающим рубцом на сердце.

        Призванные из запаса военнослужащие уже слились  в единый коллектив, произошло боевое слаживание подразделений, все вопросы решают вместе, помогают молодым солдатам, вместе обслуживают технику. Стали такими же солдатами, как и солдаты по призыву, в едином армейском строю.  Полк становится единой боевой семьей.

        27 декабря – с утра вытягивается колонна, уже чувствуется опыт, личный состав хорошо отдохнувший, команда вперед – и боевые машины берут курс на Хорог. Впереди перевалы высотой более 4000 метров, но они менее заметны, так как сами мы находимся на памирском нагорье, примерно на такой же высоте. Появилась какая-то уверенность, идем без остановок, на большой скорости, колонна растянулась на километры.

       27 декабря вечером полк втягивается в Хорог. Боевой приказ выполнен – 27 декабря 1979 года – мы в Хороге. Впереди ночь, но здесь теплее, опыт есть. 28 декабря в 10.00 часов – переход на место временной дислокации полка, снова подъём по узкому серпантину на высоту, за городом. Здесь будут установлены палатки, встретим Новый 1980 год, отсюда 3 января 1980 года полк двинется в направлении поселка Ишкашим. Город Хорог – это граница Восточного и Западного Памира. В Ишкашиме через реку Пяндж будет другой Ишкашим – афганский, там уже придется воевать.

        Памир навсегда остался в памяти ребят. И вспоминая марш, у многих на глазах наворачиваются слезы, а прошедшие его, с гордостью, как самую большую награду носят майку с надписью «860 ОМСП. Памирский марш. 1979- 1980. И здесь уже ничего не надо говорить, мы знаем, что он был среди тех первых, кто суровой зимой 1979 – 1980 прошел эту трассу. Эта майка как краповый берет – её не может надеть тот, кто этот марш не прошел, не совершил.

        Как дань памяти, пишу эти строки, чтобы они остались в памяти ребят. К сожалению, нам свойственно забывать то, что было с нами. Время – лечит, по истечении определенного срока стирается многое в памяти, многое мы забываем, но надо, чтобы об этом марше знали, знали, на что способен наш солдат.

        Полк выполнил свой долг, прибыл 27 декабря 1979 г. в г. Хорог, чтобы получив очередной приказ, двинуться к афганской границе и войти в Афганистан для выполнения воинского интернационального долга.

        За период перехода Памира  выйдут из строя в результате поломок 48 автомобилей, 14 БМП, 5 БТР-60 ПБ. Будут раненые, но ни одного погибшего за такой марш. Основная причина выхода техники из строя – заправка техники топливом с водой. Это данные потерь секретчика полка Вячеслава Кучеренко, которые были предоставлены мне.

        Мы были солдатами, выполняли воинский долг, приказы не обсуждали. Считали, что это делаем во имя безопасности нашей Родины – СССР. Мы прошли этот труднейший марш, который еще не совершала ни одна армия мира. «МЫ ПОКОРИЛИ  ТЕБЯ, ПАМИР!», «ДЛЯ СОВЕТСКОГО СОЛДАТА НЕТ ПРЕГРАД!» - как бывший пропагандист полка горд, что это самая лучшая наглядная агитация, когда-либо существовавшая в Вооруженных Силах! Она осталась по сей день в горах Памира надписями на скалах, там, где прошел советский солдат!

        Совершив беспримерный марш,  860-й ОМСП 10 января 1980 года войдет на территорию Афганистана для выполнения боевой задачи по оказанию интернациональной помощи Демократической Республики Афганистан. Впереди нас ждал новый 300 километровый марш по западному Памиру, на высотах в среднем 2500 - 3000 метров, который 860 ОМСП будет преодолевать в течение 18 дней, ведя бои, под непрерывным огневым воздействием мятежников…


Николай Белашов – бывший пропагандист 860 ОМСП, участник Памирского марша



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВНИМАНИЕ !
КОММЕНТАРИИ НА САЙТЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ ТОЛЬКО ЗАРЕГИСТРИРОВАН НЫЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ !

Новости сайта

9 МАЯ --- ДЕНЬ ПОБЕДЫ ! С ПРАЗДНИКОМ , ДРУЗЬЯ!

Когда опять подходят даты эти.
Я почему-то чувствую вину -
Все меньше вспоминают о Победе,
Все больше забывают про войну.

Никто из нас за это не в ответе.
И сам с собой веду я разговор:
Так много было войн на белом свете,
Так много лет уже прошло с тех пор.

Война еще исчезнуть не готова.
Те годы - миллионы личных драм.
А потому, давайте вспомним снова
Всех тех, кто подарил Победу нам !!!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Память афганской войны...

 СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ ПОГИБШИМ ОДНОПОЛЧАНАМ 860 ОМСП !


 

 

 

Мы помним подвиг Ваш немалый                                                                                  

Уходит время сквозь песок

Поднимем же друзья бокалы ,                                                             

За Пацанов !!!  За Командиров !!!                                                                                        

За ваш ПАМИРСКИЙ МАРШ бросок!!!

 
Юрий Свиридов.
Старшина разведроты 860 омсп. 1976 -78 г.г.