На других сайтах

Новые фотографии



Раздел 1. Дорога на Файзабад - 3.01. – 28.01. 1980 г.

5.  Гора Александра Шварцман…

20.01. 1980 г. – воскресенье

       Разведрота, 1 и 2-й МСБ, при движении к Файзабаду, встретили завал, на котором завязался бой. Теперь, впереди, вместо 2 МСБ идёт 1 МСБ под командованием капитана В. Нестерова. Причина – видимо бой на завале, о чем не говорится,  решается в кулуарах, истинных мотивов не знаю. Мой предположение – бой 10.01.1980 г., но это – предположение… Душманов видно не было, скрывались за камнями. Бой продолжался до 4-х часов утра. Из гранатометов подбиты БМП, БРДМ, есть погибшие, раненые, контуженные. На завале душманы оставили убитыми 12 человек, сколько утащили с собой, неизвестно. Как правило, убитых любым путем не оставляют, стараются утащить с собой.

Из дневника разведроты:

       20.01. 80 г. Снова бой. Здесь подбили 244-ю БМП-1. Погибли: рядовые Шархай Р., Зольшоев З. Ранены: сержант Корниенко А..А., рядовой Черненко А.В. Тяжело контужены: майор Токторалиев и рядовой Шнейдер Д.  245-я БМП-1 перевернулась и упала в пропасть.

Из журнала боевых действий 40-й армии

       20.01.80 г. - 860-й ОМСП продолжает выполнять поставленную задачу. В 15.30 головная походная застава подверглась обстрелу и вела бой всю ночь. В полку имеются раненые в количестве 14 чел (в т. ч. 1 офицер) и убитые - 3 чел. (в т. ч. 1 офицер).

       Выполняя приказ МО СССР, передовой отряд 860 ОМСП, расчищая завалы и ведя боевые действия, упорно пробивается к центру Бадахшанской провинции – г. Файзабад. 20 января 1980 г. в 15.30 часов разведывательная рота вышла в район кишлака Пулан. Впереди – новые завалы, дорога узка, с правой стороны – скалы, применение оружия БМП затруднено.

Из воспоминаний разведчика Юрия Криворотова: «Снова, как и при первом бое, уперлись в завал. Передовая БМП № 245 неожиданно, при маневрировании, на узком карнизе горной дороги, опрокидывается в обрыв. Произошло все неожиданно и быстро, но, по счастливой случайности, никто не пострадал. БМП упала на башню, в общем, улетела в пропасть довольно далеко. Меня поразило, что БМП лежит, а рядом сидит разведчик Александр Черненко и спокойно курит, откуда взялось такое спокойствие.

       На этом завале мятежники хорошо подготовились, укрепились,  ждали, все было рассчитано на длительные боевые действия. Но, все-таки, они в какой-то степени не ожидали нашего быстрого появления, стали при нас занимать боевые позиции. Здесь они уже использовали гранатометы.

       С первых же выстрелов, с расстояния где-то 15- 20 метров, сразу были подбиты БМП № 244 и БРДМ. Спешиваться десанту данных машин было не реально, по ним стреляли, внутри – раненые и убитые. Стреляли из гранатомета и винтовок БУР, внизу - автоматчики. Тактика прежняя.

     Идет бой, интенсивный автоматный огонь, военный переводчик лейтенант Зоальшоев З., призванный из запаса, не успевает даже выскочить из БМП, пуля прошла через него насквозь.  Пытается выскочить разведчик Роман Шахрай – стреляет из автомата по повстанцам, но слишком интенсивен огонь, падает, сраженный очередью возле БМП. Контужены начальник разведки полка майор Токторалиев В.Н., рядовой Шнайдер Д. К. Аналогичная ситуация и с БРДМ, в котором находится полковник Теодорович В.А. Его буквально оглушило от разрыва гранаты, контузию получает водитель БРДМ Юрий Ермолов.

       Из других экипажей выскакивают разведчики, разгорается сильный бой. Командир разведывательной роты ст. лейтенант Андросенко В. рассредоточивает личный состав. Что характерно – этих мятежников мы не видим, зато мы у них, как на ладони, господствующие высоты заняты ими Ведут бой практически все экипажи роты..

Разведчики Юрий  Криворотов и Михаил  Кухарчик

       По воспоминаниям разведчика Михаила Кухарчика, духи на чистом русском языке стали орать: «Русские, сдавайтесь!». Это было что-то новое. Духи пытаются спуститься вниз, здесь подбитые БМП и БРДМ, с ними хотят расправиться. Нескольких духов замечает Миша Кухарчик, очереди следуют одна за другой. Духи, которых заметил Михаил, злые, понесли потери – от очереди Миши мятежник распластался на камне, другие залегли.  Бой есть бой, а умирать никому не хочется. Но надо вытаскивать ребят из подбитых машин, надо рисковать.

       Видимо, в критические минуты проявляются лучшие человеческие качества. Механик водитель БМП № 246 ефрейтор Мурадов Д. прикрывает своей машиной подбитый БРДМ, теперь пули в основном попадают в его машину. В БРДМ находятся оглушенный от разрыва гранаты, но продолжающий командовать полковник Теодорович В.А., водитель Юрий Ермолов также контужен, получают различные травмы и другие. Их необходимо вытащить из зоны обстрела, надо принимать меры к спасению людей. Командиром разведывательной роты ст. лейтенантом Андросенко В. ставится задача командиру отделения разведки сержанту Гончарову Н.Ф. зацепить трос к подбитой БРДМ.

        Сержант Гончаров Н. Ф. ползет под обстрелом духов, ему удается достичь БРДМ и залезть под его днище. За собой сержант тянет трос, чтобы зацепить подбитую машину. Руки – в крови, мелкая щебенка впивается в тело, но в минуты смертельной опасности на это не обращает внимания. Разведчики огнем прикрывают своего сержанта. Но ему удается это сделать – БРДМ подцеплен, БМП разворачивается и тащит подбитую машину. Но – далеко не вытащить, в само БМП дважды попали гранаты.  БРДМ удаётся оттащить в более безопасное место, но и там стреляют. Машины находятся в эпицентре боя. Рядовой Шиганов И.Н. в этой сложной ситуации прикрывает подбитый БРДМ, не подпускает к нему повстанцев».

       В это время на помощь разведывательной роте подходит 2 МСР под командованием  старшего лейтенанта Александра Шварцман, которая сходу вступает в бой. Теперь в бою уже две роты, но мятежников много, позиции заранее подготовленные, стреляют со всех сторон.

       Из воспоминаний бывшего командира отделения управления  2 МСР сержанта Ивана Кец: «20 января, с целью оказания помощи разведывательной роте, попавшей в засаду  в районе кишлака Пулан, по приказу командира полка вышла 2 МСР под командованием ст. лейтенанта Александра Шварцман. Рота действовала в ГПЗ, от нее в качестве головного дозора впереди шел 3-й МСВ под командованием лейтенанта Талай Садырова.

       Следом, БМП № 120 командира 2 МСР ст. лейтенанта Александра Шварцман, на которой служил командиром отделения и наводчиком – оператором, механик-водитель ефрейтор Володя Молчанов,  стрелок-зенитчик Володя Вальтер,  позывной командира «Горка-2».

       Разведчики вели бой, отголоски которого были слышны по связи. Переправились через бурную реку, в наушниках слышались автоматные и пулеметные очереди, почему-то врезался в память крик механика-водителя:  «Уберите гранатометчика».

       При подходе к завалу, глядя в прицел, вижу слева наши подбитые БМП и БРДМ, а справа огромные камни, между ними бегают духи.  Когда мы подошли к завалу, там была критическая ситуация. Дело в том, что из-за попаданий  из гранатомета в БМП и БРДМ,  в экипажах убитые и раненые, они внутри, вылезти невозможно – машины находятся под прицельным огнем повстанцев, стрелять  вверх – не позволяют  тактико-технические возможности вооружения.

       Шварцман даёт команду «огонь», десант БМП спешивается, бой разворачивается в полную силу. Как затем оказалось, у БМП № 244 разведывательной роты, механик – водитель которой кричал: «Уберите гранатометчика»,  были открыты кормовые двери после попадания выстрелов гранат.  Гранатометчик мятежников стрелял по задним кормовым дверям, в десантном отделении,  погибшие и контуженые разведчики. Раненым из БМП вылезти невозможно, машина обстреливается.

       Механик – водитель, с целью спасения раненых, включает задний ход, и, не видя стоящей сзади БРДМ, бьёт её.  БРДМ подбит, там погибшие и раненые, вдобавок получает ещё удар БМП. В БРДМ находились прапорщик Егоров и офицер, до сих пор не знаю, что за чин там находился, которого мы пошли спасать (примечание: в БРДМ  находился представитель КСАВО полковник Теодорович В.А.). Прапорщик Егоров А.И.  получил сильную контузию, этот офицер в эфир повторяет, кто убит, а кто ранен.

       Всё пространство перед БМП и БРДМ – под  прицельным огнем повстанцев, подобраться к подбитым машинам практически невозможно. Именно прибытие 2 МСР спасает положение, мятежники рядом, с высоты спускаются ещё, теперь с ними в бой вступает прибывшая рота.

       Главное – гранатометчик, не дать ему еще раз выстрелить, но его не видно, где-то должны быть ещё гранатометчики. Гранатометчика обнаруживает оператор-наводчик ефрейтор Валерий Игнатов, видит его изготовившимся к стрельбе, еще мгновение – и прозвучит роковой выстрел. Валерий чуть-чуть опережает, звучит выстрел из пушки «Гром», туда же следует длинная пулеметная очередь. Очень грамотно и профессионально стрелял. К слову, на  следующий день Валерий  принёс этот новый гранатомёт  РПГ-7 в роту, по дате выпуска он был значительно новее наших.

       Бой идёт долго, у мятежников – заранее подготовленные позиции, их не видно. Старший  лейтенант Шварцман А. попытался выскочить к БРДМ, но сразу вокруг фонтанчики пуль, не пройти, открытое место – под прицелом.

С-нт Кец И., ст. л-нт Шварцман А., л-нт Т. Садыров

       Духи вооружены хорошо, патронов не жалели, больше было автоматического оружия, чем в предыдущих боях. Снизу у них были автоматчики, видимо, охраняли гранатометчика, не давали возможности спешиться разведчикам, а сверху сидели с винтовками – снайпера, били они точно.

       В результате организации ярусной обороны, мы оказались перед ними безоружны. Бой шел долго, даже сказать трудно, сколько. Вызвали на помощь вертолеты, они начали огневую обработку завала».

       В воздухе появились вертолеты Ми – 8Т «наши, родные» из эскадрильи Василия Щербакова. Они пришли на помощь, заходят в атаку парами, бьют НУРСами. По вертолетам, с верхних ярусов обороны мятежников, заработали крупнокалиберные пулеметы ДШК, откуда они только взялись, о них не знали. Из крупнокалиберного пулемета подбит вертолет капитана Копчикова В., который вынужден идти на посадку. Чудом вертолет садится рядом с кишлаком, к нему бросаются повстанцы, экипаж занимает круговую оборону.

       В воздухе неожиданно появляется вертолет командира эскадрильи майора Василия Щербакова. Поливая пулеметным огнем, он заставляет мятежников залечь, и, заложив крутой вираж, садится рядом с подбитой машиной, закрыв экипаж Копчикова В. боком фюзеляжа. Борттехник, втягивая в кабину подбегающих летчиков, одновременно ведёт огонь по мятежникам. Такой наглости от летчиков никто не ожидал. Поднявшись на высоту, вертолет разворачивается и снова заходит в атаку – бьет по вертолету и набежавшим к нему мятежникам, но только уже НУРСами.

       Бой на завале продолжается.  У БРДМ пробиты три ската, двумя пулями пробит с внутренней стороны топливный бак десанта БМП № 126, механик - водитель ефрейтор Пачанкин Г.А. В бой вступает минометная батарея под командованием ст. лейтенанта С. Кобзарь.

       Ефрейтор Пачанкин Г.А, несмотря на то, что пробит топливный бак в десанте БМП, трижды выносил раненых и на БМП доставлял их в часть. Старшина 2 МСР сержант Чернецов Н.В. на себе выносит раненого разведчика рядового Шнайдера, после чего продолжает вести бой. Рядовой Вальтер В.В. подполз под БМП, был ранен и вел бой, пока его не эвакуировали. Идет очень тяжелый бой…

Из воспоминаний Ивана Кец:

       «Ближе к вечеру, этот офицер из БРДМ вышел снова в эфир, его позывной был  «01».   «Я – 01» -  были его слова, и начинал говорить, то отключался, то выходил снова.  Может, я ошибаюсь в позывных, но что 01, это точно. В эфире хаос и неразбериха, и тогда Кудлай приказал всем замолчать. И мы слушали этого офицера…

       Командир полка подполковник Кудлай В.С. вызвал ст. лейтенанта Шварцман А. к себе и поставил задачу. Наша БМП стояла первая от завала, а позади – все остальные. Бой к этому времени стихал, но перестрелку вела группа прикрытия мятежников, уже стемнело. Вернувшись от командира полка, ст. лейтенант Шварцман поставил боевую задачу – оказать помощь в эвакуации БРДМ. Стали выдвигаться, шли парами, я шел с ротным. Николай, ты, конечно, представляешь, что значит шли, объяснять не надо. Выдвигались попарно: Шварцман – я, Виницкий – Жежерун, зам. по политической части – Чернецов, Вальтер – ст. лейтенант Овсиюк.

       Мы не шли, а ползли. Проклятая мелкая галька кровью впивалась в тело, но – подняться нельзя, все пространство еще было под прицелом. Подползли к БРДМ, они все были там, внутри, никто не вылез.

       Старший лейтенант Шварцман постучал по броне, тишина.  Вообще, воцарилась какая-то необыкновенная тишина, наверное, было слышно биение наших сердец. Раздался какой-то шорох, на него не обратили внимания, видимо потому, что думали, экипаж начнет покидать подбитый БРДМ, ждали этого. Мы все встали, подошли к ротному, встали рядом, плечом к плечу – Шварцман, я, Жежерун, Винницкий и ст. лейтенант Овсиюк. И тут тишину распорола автоматная очередь.

       Ребята начали падать, ротный Шварцман начал буквально валиться на меня, он хрипел, кровь шла изо рта, что-то хотел сказать, но не получалось. Я пытаюсь снять шлемофон, от волнения не могу ослабить лингафоны. Жежерун обхватил шею двумя руками и стонет, его слова: «мама», так запало в душу. У ст. лейтенанта Овсиюк прострелена гортань, пытается сказать: «я ранен», но идет только звук клокотания. У Жежеруна кровь течёт через руки. Никто этой очереди не ожидал. Говорю ребятам, если можете, ползите, надо выползать... У самого полный рот крови, в горячке больно не было, ничего не пойму, думал, пулей выбило зубы. Уже затем понял, что пуля, попавшая в ротного, на вылете пробила мне верхнюю губу. Выплёвываю, думал зубы, а на самом деле – только кровь. Ротный Александр Шварцман, можно сказать, своим телом закрыл меня, спас от пули. Раненые ребята начали ползти к своим.

       И тогда остались я, Виницкий и ротный.  Говорю Виницкому, что  я буду тащить за плечи, а ты толкай ноги. Начали тащить, и тут взрыв, опять взрыв,  в воздухе засвистели осколки.  Ничего не понятно,  Виницкий кричит: «Суки, по своим, стреляете!». Думали, минометчики  бьют, а оказалось, духи начали кидать в нас гранаты.  В метрах пяти  опять взрыв,  Виницкому осколком разрезает шею, а у меня – попадание в лицо справа, глаз заливает кровь.  Весь в крови, Виницкий тоже, но ротного дотащили до БМП Бочкарева, с нашей роты.   Стучу в броню, вылез Бочкарев, говорю, что случилось, в ответ,  куда я заберу, у меня полный десант.

       Бочкарёв дал мне «партизана». Оказалось, что возле БРДМ забыл автомат командира роты, понятно  почему. И я вернулся за ним. Потом, мы с этим партизаном выдвинулись в сторону полка, не шли, а ползли. Опять стрельба, бой возгорелся снова. Идет БМП на скорости, нервы на пределе и тогда, я встал, будь что будет, убьют или нет, хотелось, чтобы скорей всё это кончилось. Это был лейтенант Садыров Т., остановился, забрал нас.  Приехали, доложил Кудлаю, как всё произошло. Затем меня перебинтовали  и поместили в десант БМП, в госпиталь попал только  26 января.

       Почему не писал, больно, болит сердце. Сегодня ночь не спал,  всё думал, вспоминал.  Пишу эти строки, а в горле комок, сердце стучит как в бою, на том завале. А после госпиталя ещё раз проехал Памир, только не на БМП, а на Урале, но это другая история.

       Когда погиб ротный,  Кудлай вышел в эфир и сказал: «Мы потеряли лучшего офицера полка». О гибели Шварцмана много ходило слухов. Кудлай на него надеялся, как на настоящего и грамотного офицера. Это началось не в Афганистане, а ещё в Оше. Я был призван, когда мне шёл уже 20 год. Благодаря ротному,  служил в роте с удовольствием, мы постоянно были на полигоне. Старший лейтенант Шварцман хотел, чтобы рота была лучшей во всём.  У нас в роте,  не было дедовщины, в отличие от других подразделений.  И Кудлай всё это видел не только глазами, но и по тем проверкам, что мы сдавали. И,  спасибо командирам взводов Дейнего, Садырову, Хромову. Перед вводом полка в Афганистан  офицеры Дейнега  и Хромов стали командирами рот».

Из воспоминаний старшины 5 МСР ст. сержанта Сергея Абуашвили: «Бой, когда погиб Шварцман помню, было уже темно и по ходу колонны мы были немножко сзади, я находился в операторском отделении, стрелял, когда видел вспышки. Погибший ст. лейтенант Шварцман А. лежал  на плащ палатке с простреленной головой».

 


Из воспоминаний Елены Полянской (Шварцман):

       «Здравствуй, Николай! Да, времени прошло много, 32 года будет в январе, как  погиб Алик, так мы все - родные и близкие звали Александра. У нашего сына Эдуарда трое детей, живет в 5 км от Москвы, в Архангельском.

       Эдуард окончил Автодорожный институт в 1996 году. Женился, будучи студентом на девочке из Алма-Аты, у нее муж погиб на таджикско-афганской  границе, она осталась с двумя детьми. Им было - Кристине  4,3 года, а Денису 2 года. Я разрешила ему жениться, так как знаю, что это такое. А теперь у них общая девочка Настя, ей 5 лет, Кристине-20, Денису-18. Мы любим их, они все наши родные дети. Кристина  на последнем курсе, учится в Налоговой академии, а Денис - на 2 курсе института нефти и газа.

В центре --- сын Эдуард.

       Буду рада иметь в своем архиве стихи об Александре. Правда, когда тут в Одинцово издавали книгу, посвященную памяти погибших,  просили всех  дать фото и кратко написать. Я тогда написала небольшой очерк и к нему четверостишье:

Честно армии служил в офицерском звании,

Пулю - «дуру»  получил,  там в Афганистане,

Покачнулся белый свет –

Ничего на свете нет.....

       В Оше, заочно училась в аспирантуре Казахского университета и писала диссертацию, к тому времени было две главы готовы. Но, когда все случилось, я сожгла их в печке. Спустя четыре года снова вернулась к науке, правда, теперь уже на очное отделение. До этого (1981-1983) работала в Пограничном училище  инструктором политотдела и преподавала психологию курсантам. Сын Эдуард в 1980 году пошел в школу и до 1984 мы жили в Алматы, как теперь говорят. В 1984 году вышла замуж, за капитана, он служил в округе, в отделе рэб, сам из Подмосковья. Он поступил в военную  академию, в Ленинграде, и мы с сыном поехали туда жить и учиться. Окончила аспирантуру и родила сына Дмитрия, а муж к тому времени - академию и получил распределение в Кубинку. Вот так вкратце. Родители Александра уже умерли, но до последнего дня мы общались и были в очень теплых отношениях. Они хорошо приняли моего мужа и всегда были рады нашему общению.

       С младшим братом Алика видимся каждый год, он приезжает на конференции химиков  в Москву и всегда заезжает к нам, или встречаемся у Эдуарда. Старший брат Алика умер от болезни.

       Спасибо Николай, что дали мне такую возможность (прочитав все страницы сайта) вернуться к тем дням молодости, любви, счастья. Сижу и реву, как когда-то. Да,  незаживающая рана - Афганистан. Конечно, жизнь продолжается, но как хорошо, что есть память, особенно остро ощущаешь это в дни ввода и вывода армии, дни рождения и смерти близких тебе людей. Хорошо и грамотно написано про весь Афганский путь, но про Сашу, вернее про сына, неточность.

       Наш сын родился 29 декабря 1973 года и его день рожденье (6 лет) и хотел отметить Саша, так как второго ребенка я потеряла, подняв газовый большой баллон на второй этаж, где мы жили в г. Ош. У меня есть фото из Афганистана, мне их привез Михаил Лебедев. На фото - лежит убитый Саша, в крови, и другие фотографии, где прощаются солдаты с убитыми.

       Где-то в  июле он привез мне их в Алма-Ату,  всё не верила, что это мой Алик (гроб не разрешили вскрыть) и каждый день ждала,   и слушала – казалось, что сейчас раздастся цоканье его победитовых набоек на сапогах, когда он бежал по этажу.

       С Сашей мы знали друг друга со школы, с 5 класса, да и жили мы через двор. Вместе ходили в школу и обратно, он носил мой портфель т.к. я маленького роста, а рюкзаков тогда не было, вот и волочила по земле или под мышкой, а он, как джентльмен, брал его у меня. Он учился  в классе на год младше меня, но это не мешало нам вместе бегать с уроков иногда в кино, правда, были мы уже тогда в 9-10 классе. Еле дождались, когда закончили 1 курс, он и я, и бегом в загс. Нам было по 18-19 лет.В 1973 году мы поженились, свадьба была шикарной. Наверно, начитавшись слишком много, мне хотелось тогда, чтоб было как в книгах. У нас была тройка лошадей в яблоках и кучер, лошадей брали с ипподрома. Мы были самыми счастливыми, казалось, на всём белом свете. Весь город смотрел на нас из троллейбусов, автобусов и домов. Тогда это было в диковинку, я мы радовались, как дети. На свадьбе было 120 человек из них 2  взвода курсантов.

       Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище. 29 декабря 1979 года родила сына, так весь взвод Саши был под окнами, стреляли из ракетниц - салют, а заведующая, чуть не вызвала патруль, уговорили. Самые лучшие воспоминания о службе в войсковой части 77701. Это была молодость, дружба, первые шаги в большую, реальную жизнь самим.

       Ведь Саша и попал служить в г. Ош по блату (пусть это покажется многим смешным) из столицы в Ферганскую долину. Он очень хотел самостоятельности и не быть под крылом у друзей наших родителей.

       Мои родители, да и его в то время,  тесно общались, можно сказать дружили с Язовым – Министром обороны СССР,  его заместителем Крыловым, начальником отдела кадров Николаем Болдыревым и др. Второй день свадьбы мы проводили на даче Министра обороны Язова. Саша понимал, что все вокруг будут считать, что все его повышения - это по блату.

       Тогда и родилась эта идея уехать из Алма-Аты.  Мы пришли с ним к Болдыреву и попросили о переводе, на что он спросил, а родители знают. Тогда Саша сказал, что все сделает, чтобы уехать подальше от родителей и дядя  Коля положил карту на стол и предложил мне ткнуть пальцем, сказав: «Куда попадешь, туда и поедите».  Попала в Ферганскую долину.

       Вот так мы и оказались в г. Ош. Долго жили в гостинице в центре, затем в коммуналке с десантниками, больше года. Потом,  только переехали в отдельную квартиру с печкой, и водой в колонке на улице, и без туалета, но тогда все это казалось такой ерундой. Мы были одни, без родителей, была любовь, семья и друзья.

       Перед самым отъездом в Афганистан, за несколько месяцев, нам дали квартиру, почти со всеми удобствами, успели сделать ремонт, поставили один табурет, но переехать так и не успели. Так и закончилась прекрасная Ферганская сказка.

       Кстати, был такой момент, когда отец Саши узнал от Болдырева, что идет полк в Афганистан, он ночью позвонил и сказал, что придёт приказ о переводе Саши в милицию и в Алма-Ату, что уже какого-то офицера с нашей части переводят так, его звали Владимир, а фамилию не помню. Но Саша сказал отцу, что если он так сделает, то у него нет больше сына. А отец потом до конца дней мучился, что не уберег сына. Господи, я думала, что все уже забыла о тех днях, а получается, наоборот, остановиться не могу, как будто все было вчера».

21 января 1980 года – понедельник

Из дневника разведроты

      20.01. 1980 г. Роту поставили в замыкание 1 МСБ, который стал идти авангардом полка.  Завал разобрали. 244 –ю БМП восстановили за счет 245-й БМП, а 245 – ю взорвали».

«Сегодня привезли погибших на вертолете. От нас на вертолете их доставят в г. Ишкашим, а затем на Родину. Интересно, как устроен человек. Перед отъездом на операцию Саша Шварцман все го¬ворил о сыне, которого он ещё не видел, о рождении которого только недавно узнал. И он мечтал быстрее попасть на Родину, чтобы подержать своего сына на руках. Одна пуля попала в голову, другая в грудь. Убит переводчик из разведроты, уроженец г. Хорога, у которого дома остались же¬на и четверо детей. Ребята погибли, семьи оста¬лись, остались вдовы, как в войну, а дети сиротами».

       Не знаю, но в прежней моей публикации была допущена ошибка, которую исправила Елена Полянская (Шварцман) Так у меня было записано в дневнике, так и разговаривал с Сашей Шварцман. Сейчас, даже трудно сказать, почему в дневнике такая запись, время все расставило по местам. Поэтому, в вышеприведенной записи, как Вы поняли, моя ошибка, за которую приношу извинения, и, прежде всего, Елене.

       У меня не выходит из головы Александр Шварцман, как он погиб в бою. 16 января 1980 года 2 МСР в полном составе в течение суток занималась расчисткой дороги. Выполнить роте такой объем работ практически невозможно, поэтому, привлекались на добровольной основе мирные жители. За их работу им давали хлеб, значки, мыло, иголки, т.е. всё самое необходимое, чего у них не было, чем мы могли поделиться. Что интересно: как отмечали бойцы, когда они помогали расчищать завал, выстрелы не раздавались в нашу сторону. Особенно хорошие отношения наладились со старшим группы дехкан, который всецело был на нашей стороне.

       И, по рассказам, Саша сам крепил к одежде этим дехканам значки с портретом Ленина (значок октябрёнка), в том числе и к одежде старшего группы. А при бое на завале, когда ст. лейтенант Александр Шварцман поднялся возле БРДМ, узнать, живы ли, в упор прозвучала автоматная очередь. На завале, по итогам боя, осталось 12 погибших мятежников, один из которых был старший группы дехкан, помогавших строить дорогу. На груди у него сверкал значок с портретом Ильича.

Из воспоминаний Сергея Беликова, бывшего командира 6 МСР:

       «Марш по Афганистану был трудный. От Ишкашима до Файзабада около 200 км  полк шел 18 суток. Первым подразделением на марше была разведрота, за ней 2 батальон.

       Затем 2 батальон был заменен на 1 батальон (причина этого решения мне точно известна, но писать об этом не буду по этическим соображениям). На одном из участков,  ко мне обратился начальник инженерной службы полка с просьбой дать топливо с БМП для афганцев,  которые помогали расчищать завал. Мне это крайне не понравилось т.к. заподозрил неладное и поэтому отказал.

       Начальник инженерной службы доложил Кудлаю и тот приказал мне дать топливо. Через какое то время начался бой, и после окончания стрельбы, мы  с начальником инженерной службы подошли к завалу, наблюдали следующую картину - «наш афганский помощник»  лежал убитым с оружием. На мой вопрос: «Ты его узнаешь?», получил ответ, что узнаю. Так что предчувствие меня не обмануло, разведка противника,  играл роль активиста, по его морде было видно, басмач. Да еще и бутылки с «моей»  соляркой бросали в БМП, не зная, что толку от этого нет».

       А в далеком Афганистане, на месте гибели, на скале краской написали фамилии погибших, первым из которых стоит ст. лейтенант Шварцман, а эту гору так и назвали: «Гора Александра Шварцмана».

Информация к размышлению

       20.01.1980 г. в ЦК КПСС поступила докладная записка из Академии наук СССР «Тезисы некоторых соображений о внешнеполитических итогах 70-х годов», подписанные группой академиков во главе с О.А. Богомоловым, в которой говорилось: «Введением войск в Афганистан наша политика, очевидно, перешла допустимые границы конфронтации в «третьем мире». Выгоды от этой акции оказались незначительными по сравнению с ущербом, который был нанесен нашим интересам.

       1. В дополнение к двум фронтам противостояния – в Европе против НАТО и в Восточной Азии против Китая – для нас возник третий очаг военно-политической напряженности на южном фланге СССР, в невыгодных географических и социально-политических условиях, где нам придется иметь дело с объединенными ресурсами США и других стран НАТО, Китая, мусульманских государств и повстанческой армии афганских феодально-клерикальных кругов, обладающих сильнейшим влиянием на афганский народ.

       Впервые после  2- й  Мировой войны мы оказались перед возможной перспективой локального военного конфликта, в котором, в отличие от корейского, вьетнамского и других, нам придется воевать собственными войсками. В связи с этим, возникает угроза военной эскалации.

       2. Произошли значительное расширение и консолидация антисоветского фронта государств, опоясывающего СССР с Запада до Востока.

       3. Значительно пострадало влияние СССР на движение неприсоединения, особенно на мусульманский мир.

       4. Заблокирована разрядка и ликвидированы политические предпосылки для ограничения гонки вооружений.

       5.   Резко возрос экономический и технологический  нажим на Советский Союз.

       6. Западная и китайская пропаганда получила сильные козыри для расширения компании против Советского Союза в целях подрыва его престижа в общественном мнении Запада, развивающихся государств, а также социалистических стран.

       7. Афганские события, как и кампучийские, надолго ликвидировали предпосылки для возможной нормализации советско-китайских отношений.

       8. Эти события послужили катализатором для преодоления кризисных отношений и примирения между Ираном и США.

       9. Усилилось недоверие к советской политике и дистанцирование от неё со стороны СФРЮ, СРР и КНДР. Даже в печати ВНР и ПНР впервые открыто обнаружились признаки сдержанности в связи с акциями Советского Союза в Афганистане. В этом, очевидно нашли свое отражение настроения общественности и опасения руководства указанных стран быть вовлеченными в глобальные акции Советского Союза, для участия в которых наши партнеры не обладали достаточными ресурсами.

       10. Усилилась дифференцированная политика западных держав, перешедших к новой тактике активного вторжения в сферу отношений между Советским Союзом и другими социалистическими странами и к открытой игре на противоречиях и несовпадении интересов между ними.

       11. На Советский Союз легло бремя экономической помощи Афганистану».

22. 01. 1980 г.- вторник

       Целый день провел в подразделениях, ребята под впечатлением вчерашних проводов грузов 200 на Родину. Нет секрета, откуда-то личный состав знает, что Бабрака Кармаля привезли мы, что дворец штурмовали наши десантники, что это давно готовилось, поэтому 27 декабря мы должны были быть на границе с Афганистаном. Мне даже рассказали, что Б. Кармаль был в нашей форме, один десантник его ударил, чтобы не мешал. Видимо, солдатская молва движется быстрее, но об этом лучше молчать, попросил их делать то же самое.

       А действительно, зачем все это надо? Просто, здесь американцы планировали поставить свои станции разведки после поражения в Иране, установить позднее ракеты «Першинг -2»… Но они и так потерпели поражение во Вьетнаме, проморгали революцию в Иране, им сейчас не до этого, а чем мы больше завязнем в Афганистане, им лучше, ведь не секрет, что мы соперники, противники. Поэтому, не жалея денег, будут вооружать душманские группировки, пусть воюют с нами. Ведь мы всегда фактически воевали с ними…

       Вообще, Россия всегда воевала, мы всё время расширяли свою территорию. Со временем история всё расставит по местам, а правды, наверное, мы так и не узнаем.

Из политдонесения:

       «20 января 1980 г. дорога на Файзабад восстановлена. При движении к Файзабаду, в районе кишлака Пулан, передовой разведотряд встретил новый завал. При разведке завала разведотряд был встречен огнем из пулеметов, гранатометов, стрелкового оружия на заранее подготовленных позициях. Впереди ока¬залось 4 новых завала.

       Передовая БМП подбита выстрелами из РПГ-7 и РПТР с расстояния 15-20 метров. В результате погибли рядовые Зоальшоев 3, Шахрай, ранен сержант Корниенко А.А., контужен рядовой Шнайдер Д.К. и начальник разведки полка майор Токторалиев В.А.

       Обстрелян оружейно-пулеметным огнем из РПГ БРДМ во главе с полковником В.А. Теодоровичем и две БМП разведроты. У БРДМ пробиты три ската. От сильного динамичного удара потерял сознание экипаж БРДМ.

       На помощь вышла мотострелковая рота, действовавшая в ГПЗ, под командованием ст. лейтенанта Шварцмана А.Е. При оказании помощи раненым разведчикам и попытки вытащить машины из под огня были тяжело ранены командир роты ст. лейтенант Шварцман А.Е., который от полученных ран скончался. Получили различ¬ной степени ранения ряд. Ганжа В.В., ряд. Иса¬ков С., сержант Кец И.И., рядовой Жежерун, ряд. Вальтер, сержант Виницкий, ст. лейтенант Овсиюк П.Т.

       Двумя пулями пробит с внутренней стороны топливный бак дверки правого десанта 126 БМП, механик - водитель ефрейтор Пачанкин Г. А. Бой продолжался до 4-х часов ночи. Эффективно действовала минометная батарея под командованием ст. лейтенанта С. Кобзарь.

       Утром 21 января при осмотре дороги вновь были обстреляны четырьмя мятежниками из пещеры, оставленными для прикрытия банды численностью 150 - 200 человек. В ходе боя было уничтожено 35 мятежников, взято трофеев: 2 - РПГ-7 с двумя выстрелами, 4 карабина, много боеприпасов, гранат, бутылок с зажигательной смесью.

       Подбитые машины восстановлены за счет зипов и разобранной БМП № 245, свалившейся в пропасть на глубину 17 метров, впоследствии взорванной. Раненые отправлены в Термез, погибшие - в пос. Ишкашим. На месте гибели, на скале написаны их имена и произведен салют. 22 января дорога восстановлена, полк вышел в район кишлака Суфиан к 22.00 часам.

Отличились:

• полковник Теодорович В.А. - все время находился в передовом отряде, умело руководил боем разведки. Будучи оглушенным при бое в районе кишлака Пулан, продолжал руководить боем до конца;

•   подполковник Кудлай B.C. - при ведении боя инициативно и грамотно принимал решения. Проявил личную храбрость при эвакуации ране¬ных и спасении экипажа БРДМ;

• ст. лейтенант Андросенко В.И. - умело ру¬ководил разведкой, своевременно оценивал об¬становку, передавал разведданные. Проявил храбрость при эвакуации раненых;


Фото - прапорщики разведроты В.Чучкин и В. Петренко.

•  техник разведроты прапорщик В.А. Петренко - проявил мужество и храбрость при ремонте БМП под огнем противника;

•  механик-водитель ефр. Мурадов Д. - прикрывал в бою своей машиной БРДМ, под огнем вывез раненых с поля боя;


Фото - Боровик Юрий в наши дни.

механик-водитель ефр. Боровик Ю.А. на подбитой машине, без командира, проявил самообладание и мужество, вывел машину из-под обстрела и в течение дня её восстановил и привел в боевую готовность;

• командир отделения разведки сержант Гончаров Н.Ф. под огнем противника зацепил трос к подбитой машине и эвакуировал её из под обстрела;

На фото - Давид Шнайдер.

• разведчик рядовой Шнайдер Д.К., будучи контуженным и раненным, оказал помощь своему командиру ст. сержанту Корниенко;

Фото -   бывш. водитель БРДМ рядовой Ермолов Ю.Г. на встрече Одесса - 2010.

•  водитель БРДМ рядовой Ермолов Ю.Г. в бою был контужен, но нашел силы и способствовал выводу БРДМ из-под огня;

•  старшина роты прапорщик Егоров А.И. метким огнем уничтожал противника, в разведке проявил мужество и храбрость;


Л-нт Садыров Талай Ажималиевич, командир  3МСВ.

•   ком. взвода лейтенант Садыров Т.А. был командиром ГПЗ, первый принял бой 2-й МСР и умело руководил им до конца;


Фото - ефрейтор Почанкин Г.А.

• ефрейтор Почанкин Г.А. - механик-водитель - трижды под огнем противника выносил раненых и доставил их в часть;

.

Фото - с-нт Винниций А.

•  командир отделения Виницкий А.В. трижды ранен в бою, после первого ранения оставался в строю, вел огонь по противнику, вытаскивал из под огня ст. лейтенанта Шварцмана А.Е.;

•   ефрейтор Игнатов B.C. - оператор-наводчик, в бою уничтожил гранатометчика, вел огонь, прикрывал товарищей;

•  рядовой Шиганов И.Н. прикрывал БРДМ и осуществлял доставку раненых в тыл;


Фото - старшина роты Чернецов Николай.

• мл. сержант Чернецов Н.В.- старшина роты, вынес из-под огня раненного разведчика ряд. Шнайдера, после чего полтора часа вел бой;


Фото - ряд. Жежерун В.Г.

•  ряд. Жежерун В.Г. - снайпер, несмотря на тяжелое ранение, оставался в строю, вел огонь, бросал гранаты по противнику, пытавшемуся окружить БМП;


На фото - Шнайдер А., Маслов А., Вальтер В.

• ряд. Вальтер В.В. - стрелок-зенитчик, при спасении раненых сам был ранен, подполз под БМП и вел бой, пока его не эвакуировали».

Начальник политотдела войсковой части 77701 майор В.  Архангельский

 

Николай Белашов – бывший пропагандист 860 ОМСП


У Вечного огня Елена Полянская ( Шварцман )

ВНИМАНИЕ !
КОММЕНТАРИИ НА САЙТЕ МОГУТ ОСТАВЛЯТЬ ТОЛЬКО ЗАРЕГИСТРИРОВАН НЫЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ !

Новости сайта

C ПРАЗДНИКОМ 23 ФЕВРАЛЯ !

 

 

Дамы - в праздничном наряде,

Восхищение во взгляде,

Глазки! Губки - на помаде!

Стол накрыт - для короля!

 

 Что - то на душе тревожно...

Невозможное - возможно?

Догадаться тут не сложно:

Двадцать третье февраля! 

 

Вдохновленные, со звоном,

Поднимаем за погоны,

За армейские законы,

Тишину и ордена.

 

Молча мы сегодня встанем

И, друзей своих помянем...

За Отчизну - тост мы грянем!

Так давай, браток - до дна!

 

19.02.2012 Петрович.

 

 

Память афганской войны...

 СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ ПОГИБШИМ ОДНОПОЛЧАНАМ 860 ОМСП !


 

 

 

Мы помним подвиг Ваш немалый                                                                                  

Уходит время сквозь песок

Поднимем же друзья бокалы ,                                                             

За Пацанов !!!  За Командиров !!!                                                                                        

За ваш ПАМИРСКИЙ МАРШ бросок!!!

 
Юрий Свиридов.
Старшина разведроты 860 омсп. 1976 -78 г.г.
 

 

 

 

 

15 февраля --- День вывода войск из Афганистана.

 

ПРИВЕТ

Я шлю в письме всем матерям привет,

Уже давно мы вышли из Афгана,

Заныла вдруг на сердце рана,

Мне не найти на свой вопрос ответ.

 

В альбоме фото боевых друзей,

Теперь как все - семья и дети,

Но за погибших кто ответит?

Они живут лишь в памяти моей.

 

Да, отгремел тот наш последний бой,

Остались пацаны в граните, в стали,

Что было - помним, детям завещали,

Мы за тебя, Отчизна, встанем в строй

 

7.02.2010  Петрович.

 

 

 

 

 

Память афганской войны.... 24 декабря - День Памяти...

 

 

{k} {k} {k} {k}24 декабря 1979 года, г. Ош, войсковая часть 77701 или 860 отдельный мотострелковый Псковский Краснознаменный полк… 
Эти слова, с этой датой, местом, войсковой частью остались в нашей памяти навсегда.

{k} {k} {k} {k}Время неумолимо движется вперед, прошло с этой даты 32 года, но вспоминая этот день, день начала памирского марша полка, а по сути дела – афганской войны для нас, у ветеранов наворачиваются слезы.

{k} {k} {k} {k}Мы помним этот день, его забыть нам просто невозможно, с этой даты в Боевой путь части была вписана славная страница, которой мы по праву гордимся, как должна гордиться и наша Родина, что это совершили советские солдаты - впервые в истории войн и военного искусства в составе мотострелкового полка покорившие суровый Памир.

{k} {k} {k} {k}Покорили его в 40 градусный мороз, в метель, в пургу, когда выполняя боевой приказ, шли по памирской трассе, падали в пропасти, мерзли, но, поднимались и снова шли вперед.

{k} {k} {k} {k}А.В. Суворов отмечал: «Война, прежде всего искусство простое, и все дело заключается в выполнении». Да, был приказ – и мы солдаты, мы его выполняли и выполнили с честью, мы приказы не обсуждали, мы вышли на прикрытие южной границы СССР, пройдя Восточный Памир за четверо суток, что теоретически сделать невозможно.

{k} {k} {k} {k}Но мы доказали, что для советского солдата нет преград! Мы покорили тебя, Памир! - именно такие надписи оставили наши солдаты на памирских скалах!

Низкий поклон Вам, солдаты Отчизны!

{k} {k} {k} {k}Зина Фридрих, сестра погибшего разведчика 860 ОМСП Артура Фридрих, посмертно награжденного орденом Красного Знамени, выразила наши чувства словами:

Ребятам, кто навечно остался молодым,

    Кто сединой покрылся, вернулся всё ж домой,

    Для тех, кто не забудет памирский переход,

    Кто, может что-то вспомнит, рукой слезу смахнет,

    За всех, кто не вернулся, - себе сто грамм нальёт!

    Для тех, кому душманы, всё снятся по ночам,

    Кто слышит стон и крики, воюет по ночам,

    Кому так часто снятся ушедшие друзья!

    За Вашу память светлую, желаю счастья я!

    Файзабад – Vivat! Vivat! Vivat!

 Память.

{k} {k} {k} {k}Пусть в нашей памяти эта дата – 24 декабря – станет датой памяти. Датой памяти всех, кто прошел памирским маршем, кого нет среди нас. Посетим в этот день могилы наших боевых однополчан, кто погиб на афганской войне, скончался, кого нет в нашем боевом строю. Молча – третий…за тех, кого нет среди нас, молча!!!

{k} {k} {k} {k}Будем помнить! Это  День  Памяти  860-го  отдельного  мотострелкового Псковского  Краснознаменного  полка!

 ДЕНЬ ПАМЯТИ

Посвящается участникам Памирского марша

героического 860 ОМСП…


Давай, Бача, нальем по третьей...

И молча мы помянем тех,

Кто шел Памирским маршем этим,

За мертвых залп, Бача! За всех...

 

Давай, браток, с тобой привстанем...

Проводим вновь в последний путь,

Помянем их давай, помянем...

Не встать им с нами... Не вернуть.

 

Давай-ка вспомним, как шагали,

Как брали горло тех вершин.

Мы той войны не начинали,

Мы - за Отчизну как один.

 

Давай, Бача, стакан осушим...

Помянем память тех ребят,

Они прикрыли наши души,

И рядом вновь сейчас стоят.

22.12.2011 Петрович.

 Cовет ветеранского обьединения  860 омсп ,, Памирский марш ""